Язык общение речевая деятельность

Язык — это, с одной стороны, отражение объективной действительности, с другой — это определенная система языковых знаков, находящихся в иерархическом подчинении друг другу, и служащая для передачи определенной информации при помощи речи. Язык — средство выражения мысли и эмоций. Он представляет собой сложную структуру;  это — система систем. В языке все структурно: значение, расположение слов, фонем и морфем. В языке значение  — абстрактно, оно охватывает множество конкретных значений.  В речи значение конкретно, оно соотносится с определенным референтом. Однако это бывает не всегда. Например, во фразе “I like good weather” значение weather — абстрактно. Объективная действительность помогает установить общие черты в определенном множестве речевых моделей,— так определяется понятие. Понятие является обобщенной абстракцией множества явлений и отношений объективного мира.

В основе формирования понятий лежит установление общего и отличного, то есть установление определенных отношений, существующих между явлениями. Строго говоря, в языке, кроме отражения отношений, ничего нет. Поскольку языковые знаки, а именно: слова, их формы, морфемы, фонетические и синтаксические модели — знаки понятий (фонема не выражает понятия), а понятия формируются путем установления отношений, то всякий языковой знак (кроме фонемы) есть знак отношений.  Существительные, предлоги, наречия и глаголы обозначают различные отношения.

Понятия формируются путем выделения существенных свойств и исключения случайного и являются носителями содержания, которое существует в определенной форме. Если словами раскрыто содержание понятия, обозначенного тем или иным языковым знаком, то тем самым раскрыто его соответствующее значение.

Цель лингвиста — определить соотношение между системой сигналов и значением, которое они передают. Задача преподавателя-лингвиста — показать функционирование языкового знака в системе языка, т.е. вскрыть его структурный характер, показать неразрывную связь понятия (содержания) и формы (моделей), их структуру, вскрыть связь между общим и частным, относительный и абсолютный характер языковых знаков. Вскрыть сущность языкового знака иностранного языка, сопоставляя его с родным языком, нелегко, так как содержание понятий, обозначаемых знаками в различных языках, и форма их реализации (модели) — различны,  хотя законы логического мышления одинаковы для носителей различных языков.

Человек представляет себе мир по тем понятиям, которые обозначаются словами и формами его языка. Ребенок воспринимает слова, произносимые в определенных ситуациях, постепенно усваивая понятия, соотносящиеся с этими словами и языковыми формами. Иными словами, человек представляет себе мир через призму своего языка.

Содержание понятий слов в различных языках, в основе которых лежит общий референт, в целом не совпадает. Слово table не эквивалентно слову «стол», хотя в определенных речевых ситуациях они могут быть эквивалентны.

Чтобы передать идентичное содержание по отношению к объективной действительности, в разных языках используются, как правило, различные знаки в различных конфигурациях.

«…В любом национальном языковом коллективе система форм языка становится универсальной системой, все элементы которой — фонетика, морфология, синтаксис — взаимно дополняют друг друга в любой конкретной единице, выражающей то или иное содержание»

Это обеспечивает передачу любого содержания в пределах одного языка и взаимопонимание между говорящими на различных языках.

Знающий язык должен быть в состоянии участвовать в речевой деятельности определенного коллектива, мыслить на этом языке: он должен сосредоточиваться лишь на смысловом содержании речи, тогда как языковое оформление ее должно осуществляться на основе наличия у него автоматизированных речевых навыков и чувства языка. Таким образом, обучение владению языком сводится к усвоению тех понятий, которые зафиксированы тем или иным языковым кодом. Усвоение понятий иностранного языка связано с усвоением содержания языкового знака и форм его реализации — моделей.

Поэтому, чтобы знать язык, необходимо знать все его элементы, как первичные (фонемы, морфемы, слова), так и вторичные (формы слов и модели сочетаний первичных структурных элементов). Количество первичных и вторичных языковых элементов ограниченно. Бесконечность субстанций объективного мира может отражаться языком не только потому, что языковые знаки могут сочетаться в различной последовательности, но и потому, что они понятийны по своей сущности.

Наиболее многочисленными среди языковых знаков являются слова. Количество слов и словосочетаний английского языка составляет примерно 1 миллион.

Принципами отбора основной лексики для репродуктивного усвоения являются данные словаря-минимума М. Уэста 3. Этот словарь включает 1200 единиц. В условиях неязыкового вуза наиболее целесообразно изучать слова, которые включены в этот словарь. Структурными элементами повседневного разговорного языка культурного англичанина являются, кроме фонем и морфем, 5—6 тысяч 4 слов, обладающих наиболее высоким частотным уровнем.

Фонемы, морфемы, слова, словосочетания употребляются в определенной последовательности — структурных моделях, передавая те или иные субстанции и отношения объективной действительности. Фонетический, морфологический и синтаксический уровни весьма ограниченны по сравнению с количеством слов и представляют собой «каркас», без знания которого невозможно усвоение слов. Среди всего количества слов особо важны те, которые обладают наиболее высоким частотным уровнем. Изучение же слов основано на знании синтактико-морфо-фонетического каркаса. Поэтому усвоение структуры предложения, типов синтаксических конструкций, порядка слов, ритмико-интонационных средств, служебных слов, слово изменяющих и словообразующих морфем должно быть исходным при анализе значений слов.

Согласно учению И. П. Павлова, в коре больших полушарий головного мозга человека существуют две сигнальные системы. Первая из них является физиологической основой наглядных представлений, а вторая, которая возбуждается словами, лежит в основе мыслительной деятельности.

Обучая языку, необходимо заботиться не только о том, чтобы мышление учащихся непосредственно объединялось с иностранным языком, но также и о том, чтобы это мышление отражало его понятийные особенности, т.е. чтобы оно становилось особым по своему субъективному содержанию.

Таким образом, можно сказать, что различие в мышлении на родном и иностранном языках касается не формально-динамических особенностей и не объективного содержания мышления, а только тех понятий, с помощью которых оно осуществляется, то есть того, что называют субъективной стороной мышления. Это положение подтверждается смысловым анализом языкового и речевого разноязычного материала. Лексические единицы, грамматические формы разных языков, сочетания слов, словесные структуры предложений свидетельствуют о несовпадении разноязычных понятий, выражаемых языковыми знаками, и о несовпадении их форм — самого звучания слов и других единиц (и соответственно их графического изображения), ритмико-интонационных систем, моделей, их реализующих.

Г. В. Рогова и П. Б. Гурвич рассматривают понятие как результат словоупотребления, материальный субстрат которого представляет собой комплекс следов связей. «…При этом возбуждение следов каждой из этих связей может вызвать употребление слова точно так же, как и возбуждение физиологического субстрата слова может актуализировать во внутренней речи любую его связь».

Вот почему невозможно рассматривать слово само по себе, а, напротив, его следует изучать в моделях, в предложениях.

Поэтому иноязычным словам следует обеспечить свойственное им «категорийное поведение». Любую языковую единицу следует включать в возможно большее количество языковых категорий и грамматические и семантические нормы их употребления иллюстрировать на возможно большем речевом материале. Речевые модели, иллюстрирующие функционирование языкового знака в различных категориях, способствуют его сознательному осмыслению. Роль правил, их иллюстрация на возможно большем материале, раскрывающем сущность дистрибуции знака, способствует логическому осмыслению материала, вскрытию всех связей знака в системе языка. Однако во избежание подмены понимания запоминанием для взрослых учащихся адекватно раскрытые связи вводимых языковых знаков следует закрепить до выработки автоматизированных навыков и сложных умений 1 путем выполнения тренировочных упражнений.